Новая рубрика

Cегодня я решила анонсировать вам новую рубрику, где в формате трёх мнений мы будем рассуждать о здоровом и осознанном питании. Постараемся дать вам ответы на вопросы о том, что мы едим, каким образом это было получено, чем продукты фабричного производства отличаются о продуктов выращенных в естественных условиях, насколько полезно и безопасно это для нашего организма, а ещё развеем не один десяток мифов.

 Так как большая часть нашей аудитории - это молодые мамы, которые хотят составить грамотный рацион для своей семьи, особое внимание мы уделим вопросам правильного питания для беременных, кормящих мам и детей. Также мы будем говорить о продуктах, польза от потребления которых одинаково полезна и для мужчин, и для женщин. Постараемся давать выдержки из истории русской кухни, чтобы вернуть на пьедестал продукты, незаслуженно с него свергнутые. 
Итак, с радостью представляю вам моих партнеров Ольгу Шенкерман @pracooking и Юлию Богданову (её страничка Facebook https://www.facebook.com/buckwheatandspinach/ ). Ольга - популярный кулинарный блогер, создатель сообщества Пракукинг, абсолютно сумасшедшая фуди, автор книги про мясо "Книга начинающего гастронома. МЯСО", ведущая различных мастер-классов и автор многочисленных кулинарных статей в журнале Гастрономъ. Юлия - в скором будущем сертифицированный нутрициолог (или консультант по питанию), автор блога “Шпинат и Гречка”, где пишет на темы сохранения здоровья и благополучия с помощью питания и изменений в стиле жизни. Помимо этого счастливая мама троих детей, и очень любопытный по жизни человек - упрямо исследует актуальные темы, в том числе, в области питания, в поисках своих разумных объяснений и ответов. Ольга и Юлия вместе ведут онлайн курс ПРАвильный выбор про выбор продуктов и составление своего индивидуального рациона. Первая тема будет посвящена самому популярному среди нас продукту - курице! Тема злободневная!

Ольга Шенкерман:

На днях одна милая девушка очень расстроилась, что по моим советам нужно покупать фермерскую птицу, так как она дороже. Мне показалось очень важным объяснить, почему лучше не есть птицу вообще, чем есть магазинную птицу, не смотря на цену. Кстати, в Евпропе хорошая птица стоит гораздо дороже, чем в России. Этот текст является частью конспекта для нашего с Yulia Bogdanova онлайн курса ПРАвильный выбор.
А теперь подробности. Когда я впервые узнала об этом лет 5 назад, я навсегда забыла, что такое магазинная курица. Чтение не будет приятным, простите. 
Не их жизненные условия, не корм, не скорость их роста, не их поведение и привычки нельзя назвать здоровыми, или хоть минимально близкими к тому, что было задумано природой. Бройлеры живут в одном большом ангаре, в котором содержится от 10000 до 40000 птиц. При этом на квадратный метр приходится 36-38 кг живой птицы. Это означает, что на 1 птицу положен примерно 1 лист А4 площади. Когда животные выращиваются массовым способом, они начинают вести себя крайне ненормально. Например птицы начинаются драться, часто до смерти. Именно поэтому цыплятам «на живую» спиливают клювы. Но это не останавливает их от другого странного поведения, например они могут неожиданно тысячами сбиваться в одну живую гору, где они задыхаются. По сути, массовый суицид. При этом, даже 50% уровень смертности не мешает масс производителю зарабатывать хорошие деньги. Например в Англии примерно 50 миллионов цыплят не доживают до забоя. 
Чаще всего такую птицу растят 6 недель. Для сравнения домашнюю птицу выращивают в три раза дольше. Птица которая выращивается таким образом генетически склона к ожирению. Специально используются породы, которые способны быстро набирать вес. Бройлерные цыплята никогда не увидят маму, поэтому у них неправильно засеяна микрофлора кишечника, они становятся более подвержены болезням, и именно поэтому они получают антибиотики в большом количестве. 
Живя в таком концлагере, птицы, стремительно набирающие вес и при этом ограниченные в движении, страдают плохим развитием мышц и скелета, особенно страдают их лапы. Многие птицы проводят последние недели жизни буквально на коленях. В индустрии есть такое понятие, как ожог коленного сустава — обесцвеченной зоны в районе колена. Это ожоги аммиаком, который содержится в больших количествах в испражнениях на полу под птицами, которые вычищают лишь после забоя птицы. И вот такая птица попадает к нам на стол. 
Я сохраню ваши нервы и не стану рассказывать об ужасах транспортировки и забоя, но я думаю становиться вполне ясно, почему такую птицу стоит бойкотировать. Условия выращивания другой птицы и скота мало отличаются от вышеописанных. Даже если опустить моральные аспекты, может ли такое мясо принести нам пользу?

Юлия Богданова: 

Оля очень наглядно представила этическую сторону вопроса поедания животных промышленного производства. Я хочу внести более эгоистичный аспект - пользы поедающим от мяса курицы, выращенной в разных условиях. Все очень просто - когда мы едим курицу или любое другое животное (в меньшей степени растение) мы едим не только их, мы едим все, что ели они, отчасти воздух, которым они дышали, воду, которую они пили и, конечно же, все добавки и лекарства, которыми их кормили. Все это оставляет осязаемый и конкретный след в их организме, а потом и нашем. Например, известный факт, что самыми большими потребителями антибиотиков во многих странах являются животноводческие компании. Чаще всего они используются не для того, чтобы остановить бактериальную инфекцию, а для того, чтобы животные быстрее набирали вес. Такой эффект антибиотиков объясняется их влиянием на микрофлору кишечника, среди многочисленных функций которой - регулирование метаболизма и веса. Небольшие дозы антибиотиков не убивают до конца бактериальную флору, а изменяют соотношение различных типов бактерий, приводят к росту патогенной флоры, а также эволюции патогенных организмов и резистентности к антибиотикам. Возвращаясь к нам, как потребителям кур, вместе с ними мы получаем низкие дозы антибиотиков (пусть ниже, чем в случае самих кур), гормоны, если добавляют их, а также много зерна, который является основным кормом промышленно выращенной птицы. Зерно здесь важно, так как оно меняет соотношение содержания в мясе незаменимых жирных кислот (то есть, тех, что мы должны получать с пищей). Если коротко - зерно приводит к высокому содержанию Омеги 6 с общим воспалительным действием, которой в нашей сегодняшней пищевой жизни и без того слишком много. Вскармливание травой, сеном хотя бы частично повышает содержание Омеги 3, которой у нас повальный дефицит, адекватное содержание которой абсолютно критично для здоровья, в том числе психического, так как серое вещество нашего мозга состоит преимущественно из Омеги 3. И этот рассказ можно продолжать дальше. И тогда вместе с промышленно выращенными курами становится жалко себя... А еще более объяснимой становится современная эпидемия хронических заболеваний. 


Ольга Карпова: 

Немного о том, как мы выращиваем птицу на своей ферме. С начала мы выращивали только несушек, это связано с тем, что они наилучшим образом подходят для приготовления бульона, а он очень полезен для наших деток. К бройлерам тогда было резко негативное отношение, как и у многих горожан, которые не сильно разбираются в сельском хозяйстве. Только со временем мы поняли, что бройлер это просто порода птицы, которая быстро набирает вес, имеет достаточное количество жира, чтобы при жарки или запекании мясо становилось мягким и сочным. 
Наши куры живут в просторных и чистых птичниках, поэтому не подвержены заболеваниям. Они гуляют по улице круглый год, если нет сильного мороза. Курам всегда доступна чистая вода и питание в виде смеси зерна (пшеница, кукуруза, овес и др). Ежедневно в рацион нашей птицы входят овощи и зелень, которые мы забираем в овощных магазинах. Они с радостью отдают их нам бесплатно в качестве отходов. А также, как мы уже рассказывали, все отходы со стола нашей семьи и семей наших близких идут в корм наших животным, в том числе и курам. Никакие стимуляторы роста не используем, так как сами едим, все, что делаем и сами являемся самыми строгими клиентами. Постоянно сравниваем вкус нашей птицы с птицей от других фермеров. Узнаем их секреты и при необходимости вносим корректировки.